Let’s travel together.

Как украинский физик в США помог доказать важность масокСюжет

Ученый Валентин Стадницкий

Ученый Валентин Стадницкий был одним из исследователей, доказавших, что маски могут значительно замедлить распространение SARS-CoV-2.

Необязательно чихать или кашлять, чтобы распространять в воздухе капли, способные переносить коронавирус SARS-CoV-2 — достаточно обычного разговора.

Этот вывод был подтвержден в США в ходе эксперимента с лазером, проведенного группой ученых Национального института здоровья. Одним из ученых в этой команде был  украинский физик Валентин Стадницкий.

При этом ученые обнаружили, что капли хранятся в воздухе до восьми минут. Результаты исследования привлекли внимание мировых СМИ, став еще одним аргументом в споре о важности использования защитных масок во время эпидемии COVID-19.

В интервью DW Стадницкий рассказал о ходе этого эксперимента и его впечатлениях от работы в США.

DW: Исследование команды, в которой Вы работали, может дать разгадку быстрого распространения коронавируса. Как удалось получить эти результаты?

Валентин Стадницкий: Все началось с идеи доктора Адриаана Бакса, который стремился визуализировать капли слюны, выдыхаемые человеком во время говорения и которые слишком малы, чтобы увидеть их невооруженным глазом.

Он и доктор Филипп Анфинруд — его коллега по лаборатории химической физики (LCP) при Национальном институте диабета и болезней пищеварения и почек, где я также работаю исследователем, — размышляли над использованием лазеров для визуализации этих капель.

В тот пятничный вечер доктор Анфинруд покрасил внутренние стенки картонной коробки, вырезал в ней отверстия и на следующее утро начал настраивать оптику в своей лазерной лаборатории.

Он взял меня в команду, потому что у меня большой опыт работы с лазерами. И еще до окончания утра у нас был сконструирован и готов к работе аппарат. Втроем мы провели остаток выходных, записывая видео и интерпретируя полученный материал.

Подтверждаются ли Ваши выводы другими исследованиями американских или мировых учреждений?

На момент нашей работы нам не было известно о каких-либо опубликованных исследованиях, которые используют лазерные технологии, чтобы визуально продемонстрировать капли слюны, попадающих в воздух во время говорения, хотя группа ученых в Японии публиковала нечто подобное в отношении чихания.

Конечно, данные о распространении этих капель публиковались и раньше — например, в одной работе 2019 года, которая показала, что говорения приводит к выделению большего количества капель, чем дыхание, а громкое говорение увеличивает масштабы распространения (этих капель. — ред.)

Какую маску Носите ли Вы лично?

Наш доклад продемонстрировал, что простое говорение, даже без чихания и кашля, способствует распространению тысяч потенциально опасных капель в воздухе, а использование простых масок, даже не N95, значительным образом предотвращает это распространение.

Я лично следую рекомендациям Центров по контролю и профилактике заболеваний США о том, какие маски носить.

Перед переездом в США в 2011 году вы учились в КНУ имени Тараса Шевченко. Каким был Ваш путь к научной работе в Америке?

Моя мать была химиком и писала диссертацию в КНУ, а отец инженером. Но стремление моих родителей были перечеркнуты крахом Советского Союза — матери пришлось забросить свое увлечение и стать бухгалтером, чтобы прокормить семью.

Она всегда шутила, что ее диссертацией стал я, и поощряла меня и брата реализовывать наши амбиции. Для нее наше образование было приоритетом. Я увлекался математикой и естественными науками, поэтому ушел из школы с углубленным изучением языков и продолжил обучение в киевском естественно-научном лицее № 145.

Я получил дипломы бакалавра и магистра физики с отличием КНУ. Но во время двух последних лет обучения в университете я начал думать о своих следующих карьерных шагах и решил логичным для себя продолжить обучение на докторской программе.

Я рассматривал варианты таких программ в Великобритании, Германии, Бельгии и США. Это было непростым делом — пришлось писать множество черновиков для действительно убедительных мотивационных писем и сдавать экзамен по английскому, чтобы убедить университеты, что я был достойным кандидатом.

Тяжелая работа принесла плоды, и я получил несколько приглашений на интервью из Европы и несколько приглашений на докторские программы в США. Таким образом я оказался в Университете Пердью в Индиане.

Чем работа в США отличается от работы в Украине, и что бы Вы изменили в украинской науке?

Моя научная работа в США научила меня не думать шаблонами — в этом помогла команда ученых из разных стран и научных дисциплин. Когда я был студентом в Украине я всегда думал, что должен самостоятельно решать каждую проблему, чтобы делать хорошие исследования.

Но сейчас я понимаю, что выдающиеся научные достижения часто требуют привлечения экспертов из разных областей в команду, работающую совместно. Мои докторантуры и научная работа в Национальном институте здоровья были бы невозможны без сотрудничества и взаимодействия с учеными из других сфер науки.

В Украине же сказываются годы недофинансирования. Но мы можем предложить миру очень умных, талантливых и трудолюбивых людей с серьезной научной базой. Поэтому мне кажется, что сотрудничество с международными научными сообществами и университетами является лучшим путем для научного сообщества в Украине.

Это даст украинским ученым доступ к новейшему оборудованию и ресурсам, чтобы проверить свои замечательные идеи как представители международных команд, работающие над масштабными научными загадками, передовыми технологиями, чтобы улучшить качество человеческой жизни.

Источник: DW Україна

 

Новости от Корреспондент.net в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/korrespondentnet

Источник

Оставьте ответ

Этот сайт использует куки для улучшения вашего опыта. Мы предполагаем, что вы в порядке с этим, но вы можете отказаться, если хотите. принимать Подробнее

×